ИХАРА САЙКАКУ ПОВЕСТЬ О ГЭНГОБЭЕ МНОГО ЛЮБИВШЕМ СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО

Их любовь не была обычной: Самое бренное — это человеческая жизнь… И не успел он договорить, как пульс его перестал биться. Сбежались люди, пытались поить Хатидзюро всякими лекарствами, но безрезультатно. Так жаль было сбривать его волосы, что даже бонза отбросил было бритву. Сначала сломанный обруч — затем танцы 5 Два ловких плута из столицы действуют заодно 6 После богомолья — пожар в груди. Письма, что доставляли ему каждый день, громоздились горой; дареные накидки с именными иероглифами, ненадеванные, валялись грудой. Никто в тех местах не увлекался так любовными делами, как он.

Добавил: Magore
Размер: 52.34 Mb
Скачали: 79399
Формат: ZIP архив

Книга — Пять женщин, предавшихся любви — Сайкаку Ихара — Читать онлайн, Страница 10 — DetectiveBook

Как я взгляну на него? А ведь жизнь бренна, жизнь — сон, жизнь — лишь видение нашего мира. Но настоятель не успокоился, отнял у Китидзабуро меч и приставил нескольких человек сторожить.

На лакированной шляпе металлические шпильки и шнурки, свитые из бумажных полос. С этими словами он сплел свои руки с руками Хатидзюро. Так жаль было сбривать его волосы, что даже бонза отбросил было бритву.

Пять женщин, предавшихся любви (Сайкаку Ихара)

Они собирали множество проворных шутов и заставляли их подражать колотушке ночного сторожа, писку летучей мыши; посылали к воротам старуху, что прислуживает гетерам, варить чай для прохожих [5]а сами распевали непристойные куплеты на мотив буддийских заклинаний; совершали поминальный обряд перед памятными табличками предков [6] со словами: Они уже распустили шнурки нижнего белья, как вдруг бондарь открыл глаза и закричал:.

  МАРИ МАНУЧЕРИ ИНТУИТИВНОЕ САМОИСЦЕЛЕНИЕ СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО

На следующее утро, пятнадцатого числа пятого месяца, он покинул родные места. Так говорил он, плача, и у всех, кто был здесь, рукава были влажны от слез, и они от всего сердца жалели. Поистине достойно сожаления, что он должен был стать монахом. А я его любви не забуду. лжбившем

BookReader — Пять женщин, предавшихся любви (Сайкаку Ихара)

Меловек по имени Гэнгобэй, тот самый, о котором поется в известной песенке, был родом из Кагосимы в провинции Сацума. Хотя зубочистка из криптомерии, но век ее недолог [61]. Видно было, что он решился покончить с собой, откусив себе язык. Нравится Не нравится Ваша оценка Отмена. Даже во сне Гэнгобэй огорчился: Отзывы на книгу Пять женщин, предавшихся любви автор Сайкаку Ихара.

У этой реки обитают старик и старуха, отнимающие у покойников одежду. Поцесть в огромной столице, среди тогдашних щеголих, блиставших модными нарядами, не найти было второй такой, как.

Новые книги

И богатство причиняет заботы, если его слишком. Их любовь не была обычной: В том году ей исполнилось шестнадцать лет, люившем хотя она уже подумывала о любви, однако ни за кого еще сговорена не.

И следует позаботиться о том, чтобы не пошли худые толки… Так уговаривали его, и он внял доводам и на время отложил мысль о самоубийстве. Твой образ преследует меня, даже если мы не видимся с тобой хотя бы один день. Потому и нет конца проказам мужчин и женщин. Пусть вернется мнтго твой названый брат, тогда и решится твоя судьба!

  LOUNA ГРОМЧЕ И ЗЛЕЙ СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО

Читать онлайн «Пять женщин, предавшихся любви» автора Сайкаку Ихара — RuLit — Страница 17

В этот момент Минагава, уже переодевшись в белую одежду [10]вбежала и вцепилась в Сэйдзюро: Однако обращение с ними в доме свиданий совсем изменилось.

Подарками этими утолила бы свою жадность и старуха с реки Сандзуногавы [4]и даже многоопытный старьевщик не сумел бы определить их ценность. Волей— неволей пришлось Китидзабуро возвратиться в свою келью. Пользователи — Вчера встречали рассвет в Симабаре с гейшами Морокоси, Ханасаки, Каору, Такахаси; сегодня — в театре на Сидзёгаваре с актерами Таканакой Ки-тидэабуро, Карамацу Касэн, Фудзитой Китидэабу-ро, Мицусэ Сакон… что с мужчинами, что с женщинами — каким только любовным утехам они не предавались!

Гэнгобэй предавался только любви к юношам, любви же к слабым длинноволосым существам не испробовал ни разу. В этот фарфоровый рассвет, без шпика, один-одинешенек, должно быть, единственный раз так, в кимоно, я вышел со двора крестьянского дома и пошел в горы.